Звоните сейчас

8 (495) 755-02-97

8 (495) 943-77-97

 

 

С нами проще!

Мы уберем все преграды на пути

развития Вашего бизнеса!

Как показывает изучение следственно-судебной практики проблемы участия в качестве защитника обвиняемого близкого родственника или иного лица, в соответствии с ч.2 ст.49 УПК РФ в стадии предварительного следствия не ограничивается только фактом привлечения в уголовный процесс «непрофессионального защитника».
Интерес вызывает процессуальная процедура вынесения судебного решения (постановления или определения суда) о допуске такого лица в качестве защитника.
В соответствии с ч.2 ст.49 УПК РФ обвиняемый сам вправе ходатайствовать о приглашении защитника. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.
При этом правовыми основаниями участия в деле такого защитника являются: 1) процессуальный статус лица – обвиняемый; 2) ходатайство обвиняемого о допуске такого лица в качестве защитника; 3) постановление органа предварительного следствия или дознания об удовлетворении ходатайства; 4) постановление или определение суда.
Порядок обращения обвиняемого с ходатайством о приглашении защитника определен частью 2 статьи 50 УПК РФ. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем, прокурором или судом.
Таким образом, обвиняемый на любой стадии уголовного процесса (предварительное или судебное следствие) имеет возможность и право пригласить защитником близкого родственника или иного лицо.
Стадия обжалования решений органа предварительного следствия в порядке статьи 125 УПК РФ в этом случае не является исключением.
Изученная нами следственно-судебная практика обжалования решений органа предварительного следствия в порядке ст.125 УПК РФ в судах Владимирской и Ивановской областей показывает, что именно в этой стадии чаще всего возникает проблема участия в качестве защитника лица, не являющегося членом коллегии адвокатов.
Так, при рассмотрении жалобы в порядке ст.125 УПК РФ по делу №3/7-126/10 было отказано в удовлетворении ходатайства обвиняемого о допуске защитником иного лица. Решение суда мотивировано тем, что такой допуск возможен якобы только в суде, хотя такая фраза («…только в суде…») вообще отсутствует как основание в ст.49 УПК РФ, где указан процессуальный статус лица – обвиняемый и процедура – решение суда (постановление или определение).
Это противоречит уголовно-процессуальному кодексу, так как в стадии предварительного следствия суд выносит аналогичные решения при удовлетворении ходатайств о проведении обыска и заключении под стражу.
Таким образом, обвиняемый вообще может остаться без квалифицированной юридической защиты при рассмотрении его жалобы, чем нарушается его конституционное право.
Статья 48 (ч. 1) Конституции РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи.
В ч. 2 ст. 49 УПК РФ, законодатель установил, что по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Таким образом, закон допускает в качестве защитника и лиц, не являющихся адвокатами.
А.М. Козлов предлагает исходить из грамматического толкования и буквального смысла текста статьи 49 УПК РФ. Во-первых, как следует из текста и буквального смысла ч. 2 ст. 49 УПК РФ, здесь нет ограничения, налагаемого словом «только». Употребление сторонниками этого мнения этой частицы не основано на законе, поскольку в тексте закона такого слова нет. Поэтому изначально ошибочно мнение, что иные лица допускаются в качестве защитника только в судебных стадиях производства по уголовному делу. Во-вторых, добавляя по своему личному усмотрению слово «только» в текст закона, сторонники этого мнения вопреки закону, а равно незаконно налагают на права обвиняемого ограничения, не предусмотренные законом. В частности нарушен п. 21 ч.4 ст.47 УПК РФ, закрепляющий право защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ. А УПК РФ и не запрещает пользоваться услугами защитника – иного лица о допуске которого ходатайствует обвиняемый на стадии предварительного следствия.
Таким образом, в случае отказа в допуске указанного лица в качестве защитника нарушаются положения ст.49 УПК РФ. А кроме того нарушаются и права самого защитника.
Текст ч. 2 ст. 49 УПК РФ дан в редакции, не содержащей разграничения для предварительного расследования и судебных стадий разрешения уголовного дела в отношении права и возможности обращения в суд для получения постановления судьи о допуске в качестве защитника иного лица, не адвоката.
Ч. 2 ст. 49 УПК РФ говорит о праве именно обвиняемого, а не подозреваемого или подсудимого. Законодатель здесь разграничил права этих участников уголовного судопроизводства на стадии предварительного расследования. Хотя в ч. 1 и далее в ч. 3 ст. 49 УПК РФ законодатель вновь говорит о подозреваемом или обвиняемом, не указывая в данной норме обвиняемого – подсудимого.
Выделяя права обвиняемого, законодатель знает, что данное процессуальное лицо существует только на стадии предварительного расследования. И, соответственно, именно обвиняемому законом предоставлено право пригласить в качестве защитника также и иное лицо – не адвоката.
Право выбора способа приглашения защитника согласуется с положениями ч. 2 ст. 50 УПК РФ, где установлена обязанность дознавателя, следователя, прокурора и суда обеспечить по просьбе обвиняемого участие защитника. В том числе иного лица, а не только адвоката.
Иногда принимаются и другие противоречивые решения. Так по делу №3/7-104 по жалобе З. суд допустил в качестве защитника близкого родственника обвиняемого, не вынося при этом постановления или определения, которым подтвердил бы свое решение и как то требует закон (ч.2 ст.49 УПК РФ).
На реплику (замечание) стороны защиты о необходимости вынесения такого постановления, в котором содержалось бы и разъяснение прав защитника, судья устно указал, что лицо, которое собирается вступать в уголовное дело в качестве защитника, уже должно знать свои права. Следует заметить, что это отражает общее негативное отношение судейского корпуса к участию «непрофессиональных защитников», которые якобы не могут квалифицированно защищать обвиняемого.
Позицию участия на стадии предварительного расследования в качестве защитника только адвоката разделяет и Б.Т. Безлепкин. Он ссылается на установленный законом порядок, статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность (часть первая статьи 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»). При этом с данным автором мы не можем согласиться, так как законодателем при принятии уголовно-процессуального кодекса были закреплены положения, в соответствии с которыми иные законы, противоречащие УПК должны быть приведены в соответствие с ним, чего, однако сделано не было.
В то же время в судейском сообществе существует позиция, что если в качестве защитника в судебном заседании допущен близкий родственник подсудимого или иное лицо по определению (постановлению) суда, такому лицу обязательно должны быть разъяснены его права защитника, предусмотренные ст. 49 УПК.
П.А. Лупинская указывает на формальное юридическое равенство, без которого невозможно было бы достичь фактического равноправия сторон, если не гарантировать подозреваемому и обвиняемому возможность осуществлять право на защиту не только самостоятельно, но и с помощью защитника. При этом с одной стороны выступают профессиональные юристы – прокуроры, следователи, дознаватели, а с другой стороны профессиональный защитник – адвокат.
Здесь, однако, следует задать вопрос: а может быть менее профессионален как защитник, чем все указанные выше участники уголовного процесса, приглашенный для защиты юрист (со стажем 15-20 лет), не входящий в коллегию адвокатов, однако обладающий опытом работы в следственных подразделениях, кандидат юридических наук? И каким образом привлечение данного лица в качестве защитника на стадии предварительного следствия может помешать реализации принципа равноправия сторон?
Ответ очевиден, что в данном случае необходимо реализовать обвиняемому его конституционное право самостоятельно выбирать, кому он доверяет свою защиту, при том, что иное лицо согласно ч.2 ст.49 УПК РФ участвует в процессе не один, а наряду с профессиональным защитником – адвокатом.
Без вынесения отдельного постановления о допуске в качестве защитника лица, о котором ходатайствовал обвиняемый, поступил и другой судья, допустив, однако указанное лицо в стадии обжалования решения следователя.
Отмеченные решения судов первой инстанции были обжалованы в кассационном порядке и по разным основаниям отменены (без рассмотрения нарушения права на защиту), а жалобы возвращены в тот же суд для рассмотрения в ином составе. А дальше председателем районного суда было вынесено «Соломоново решение»: отказано в праве на участие в качестве защитника близкого родственника или иного лица, о котором ходатайствовал обвиняемый. И в качестве обоснования принятого решения судья указала отсутствие таких полномочий у суда, сославшись на статью 29 УПК РФ (полномочия суда).
Таким образом, налицо коллизия, так как одна норма (ч.2 ст.49 УПК РФ) указывает на принятие решения судом, а другая норма (ст.29 УПК РФ) таких полномочий суду не предоставляет. Однако, право защищаться любыми способами не запрещенными законом закреплено в Конституции РФ и при расхождении конституционного и обыкновенного законов приоритет принадлежит конституционному.
Верховный Суд в своем постановлении от 05 Марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» оставил без комментария данную коллизию уголовно-процессуального закона, указав только, что поскольку в соответствии с частью 2 статьи 49 УПК РФ один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, может быть допущено судом в качестве защитника только наряду с адвокатом, принятие отказа от адвоката влечет за собой и прекращение участия в деле этого лица (за исключением производства у мирового судьи).
Таким образом, проблемы участия в качестве защитника обвиняемого близкого родственника или иного лица в порядке статьи 125 УПК РФ можно представить следующим образом:
– отсутствие единообразного понимания и применения положений уголовно-процессуального закона в части привлечения в качестве защитника в уголовный процесс указанных лиц,
– казуистичность норм уголовно-процессуального закона, требующая внесения изменений в закон;
– негативное отношение судейского сообщества к «непрофессиональным защитникам»;
– отказ судов от реализации конституционных прав лиц, участвующих в уголовном процессе в части права на защиту любыми средствами и способами, не противоречащими закону.

Постановление Ленинского районного суда г.Владимира от 22 сентября 2010 г. по делу №3/7-126/10 в отношении С. 
Козлов А.М. Конституционное право на защиту в уголовном судопроизводстве: спорные вопросы практики (прим. авт.: Козлов Александр Михайлович – руководитель секции методики и методологии правоприменения Центра содействия защите прав и свобод (Москва) // www.lawmix.ru/comm/2971/.
Решение Ленинского районного суда г. Иваново от 04 сентября 2009 г. по делу №3/7-104 по жалобе З (прим. авт.: в порядке ст.125 УПК РФ обжалован порядок назначения экспертиз и ознакомления с постановлениями о их назначении и заключениями эксперта по уг.делу №2009300046).
Безлепкин Б.Т. Б39 Уголовный процесс России: Учеб. пособие. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С. 80.
СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102.
Уголовный процесс: учебник для вузов / Под общ. ред. засл. юриста РФ, к.ю.н., доц. В.И. Радченко. — Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Юстицинформ, 2006. С. 483 (прим. авт.: Радченко В.И., первый заместитель председателя Верховного Суда РФ, заслуженный юрист РФ).
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учеб. для студентов вузов, обучающихся по спец. «Юриспруденция» / Отв. ред. П.А. Лупинская – М.: Юристъ, 2005. С. 122.
Решение Ленинского районного суда г. Иваново от 07 сентября 2009 г. по делу № №3/7-103 по жалобе З. (прим.авт.: в порядке ст.125 УПК РФ обжаловано постановление о возбуждении уголовного дела № 2009300046); Также решение Ленинского районного суда г. Иваново от 23 сентября 2009 г. по делу №3/7-105/09 по жалобе З. (прим. авт.: в порядке ст.125 УПК РФ обжаловано постановление о привлечении в качестве обвиняемого по уголовному делу).

Наши контакты

г. Москва
ул. Малый Черкасский переулок, д. 2
Метро Лубянка
E-mail: pravoibiznes@borlakov.com
Тел: 8 (495) 755-02-97, (495) 943-77-97

 
 

Интересное видео

 

© 2010 Borlakov.com / Pravo i Business LLC. All Rights Reserved.